Аргентинские данные указали на высокую эффективность даже одной дозы «Спутника»

Власти Аргентины подвели итоги вакцинации сорока тысяч пожилых людей только одной дозой «Спутника». У них получилось, что его эффективности заметно выше, чем у одной дозы любой другой аденовирусной вакцины против коронавируса, известной в мире на сегодня — включая однокомпонентную американскую Jonson & Jonson. Это действительно необычный результат: если AstraZeneca в своем препарате использовала аденовирус шимпанзе, то Johnson & Johnson — тот же тип аденовируса, что и в первом уколе «Спутника».

0

м цифры необычно высоки. Аденовирусная вакцина Johnson & Johnson тоже основана на аденовируса 26-го серотипа — как и первый укол «Спутника». Однако при ее испытаниях защита от коронавируса была равна только 66% — и лишь там, где не был распространен южноафриканский штамм, достигала 72%. Следует отметить, что защиту от Jonson & Jonson считали, только начиная в 28-х суток после первого укола, а не с 21-х, как у «Спутника». Это должно несколько завышать ее эффективность, поскольку максимум связывающих коронавирус антител в организме привитого подобными вакцинами наступает не через 21 сутки после первого укола, а позже. Кроме того, у пожилых людей иммунный ответ в норме ниже, чем у молодых. В аргентинском исследовании первую дозу «Спутника» раздавали только пожилым, а в клинических испытаниях Jonson & Jonson — и более молодым людям. Иными словами, реальный разрыв в эффективности этих двух вакцин еще серьезнее, чем кажется из сравнения соответствующих процентов.

Разгрузка российской вакцины в аргентинском аэропорту / ©Ministerio de Salud de Argentina
Разгрузка российской вакцины в аргентинском аэропорту / ©Ministerio de Salud de Argentina

На сегодня не вполне ясно, от чего зависит разная эффективность аденовирусных вакцин. В случае AstraZeneca меньшая защита (67%) может объясняться тем, что ее создатели использовали вектор на основе аденовируса шимпанзе. Не исключено, что он эволюционно недостаточно оптимизирован для распространения в клетках человека. В случае Johnson & Johnson вектор — тот же аденовирус 26-го типа, что и у первой дозы «Спутника». При попадании в организм все аденовирусные вакцины от коронавируса запускают синтез S-белка, покрывающего коронавирус.

Почему при этом у Jonson & Jonson и «Спутника» разные результаты? Возможной причиной может быть разное количество аденовирусов в них. У Jonson & Jonson их 50 миллиардов единиц (как и у AstraZeneca), а в каждой дозе «Спутника» — по 100 миллиардов. Выбор числа вирусов-векторов в дозе — очень сложная задача. Создатели должны выбирать между большим количеством аденовирусов (и чуть более высокой вероятностью нежелательных явлений) и между меньшим их количеством, чреватым слишком слабым иммунным ответом. По всей видимости, разработчики «Спутника» подобрали дозу более обосновано, чем разработчики из других стран. Несмотря на это, по данным, доступным из той же Аргентины, после российской вакцины не возникает тромбозов на фоне тромбоцитопении, известных как после AstraZeneca, так и после Johnson & Johnson.

Вам также могут понравиться Еще от автора

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.